Вторник, 17.05.2022, 06:30 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2022 » Апрель » 17 » Андрей Мерянин. Ченебечиха, разбойник Ляля и христианизация Меровии.
21:27
Андрей Мерянин. Ченебечиха, разбойник Ляля и христианизация Меровии.

Идея этой статьи возникла после того, как в группе «Старая фотография» я увидел фото Юлианы Парфеновой с ветлужскими женщинами, сделанную 1944-45 годах на севере Горьковской области. Женщине справа 32-33 года, она председатель колхоза — все мужчины на войне, ей пришлось быть главной. Бабуля слева, её мать, не такая уж старая, ей чуть больше 70-ти лет. Эти женщины в тылу вынесли не меньше мужчин воевавших на фронтах Великой Отечественной.

Меровия.

Север Горьковской области это Варнавин, Ветлуга и Шахунья. Только вслушайтесь в эти певучие древние названия - Лапшанга, Шамбал, Тулага, Арья, Темта, Тоншаево, Пинал, Белбаж, Шалдеж, Шудугуж, Кубы, Юронга, Шаранга, Кугланур, Рейчваж, Вахтан. Звучат как заклинания «древних» из книг Лавкрафта.

Среди них как марийские, так и типично мерянские названия, как будто взятые с карты Ростовского или Гаврилов-Ямского районов Ярославской области.
В этом нет ничего удивительного, ведь находятся они на землях древнего Ветля-Шангонского кугызства (Поветлужья), пространства, где сошлись древние марийцы и ростово-суздальские меряне.

В «письме брата Юлиана о монгольской войне» написанного венгерским монахом -доминиканцем Юлианом Венгерским (Iulianus Hungarus), совершившим в 1230-е годы два путешествия на восток в поисках Великой Венгрии (Magna Hungaria), прародины венгров, эти земли впервые упомянуты под названием Меровия (Merowia[m]).

В ходе древнерусской христианизации в XI-XII веках часть финно-угорского населения Ростовской земли ушла с территорий современных Владимирской и Ярославской областей за Волгу на территорию Поветлужья, которое, по их имени прозвалась Меровией. Позднее, в XVI-XVII веках началось крещение мери уже на этих территориях, и часть мерян, отошла ещё дальше на восток в Заветлужье и Вятку, где слилась с родственным этносом мари, что послужило основой формирования северо-западного субэтноса этого народа локализованного в современных Воскресенском, Тонкинском, Тоншаевском и Шарангском районах Нижегородской области.

Оставшиеся на территории Меровии меря стали основой для образования «костромских марийцев» или «ветля мааре», а так же великорусских субэтносов – «кержаков» и «ветлугаев».

Ченебечиха.

Между Ветлугой и Сявой, на правом берегу Ветлуги в лесах стоит урочище Ченебечиха, считающееся первым русским селением Заветлужья.

Все бы нечего, но обращает на себя внимание явно не русское название этого населенного пункта. По марийски -ченя (устаревшее) – «крещение», а -беч / -веч – «со стороны», лексема использующаяся в локативных фразеологических конструкциях, например «Йошкар-Ола веч» - со стороны Йошкар Олы. В марийском языке звук -в: нёбно-губной, схожий с русским -б) поэтому Ченевеч, со временем превратился в Ченебеч. Ченебечиха – «крещение со стороны», «крещёное со стороны».

Люди в этом месте жили со средневековья, в нескольких километрах от Ченебечихи на берегу реки Луданга в 1908 г. археологом В.Н. Каменским было обнаружено «Черемисское кладбище». В 1958 г. этот могильник раскапывался  археологами, которые подтвердили, что это древнемарийское захоронение относящиеся к средневековью. 

Вот такое «первое русское селение» жители которого были окрещёнными черемисами (ветля маре). Всего в 500 км от Москвы. 

В документах Макарьевского, что на Унже, монастыря имеется запись: « В 1644 году старцы (монахи) Тихон, Паисий, Козьма и Пафнутий поселились в диком лесу Унвежской осады Ветлужской волости Воскресенского стану за рекой за Ветлугой по реке Какше в пустоше Ченебечихи», а через 10 лет (в 1654 году) они подали царю челобитную, в которой писали: 

«Де живут они на пустоши Ченебечихе 10 лет, а церкви нет, да нашли другие пустоши по Малой Какшице по речке, да пустошь Ивняжную на речке Шаре, на той пустошке когда-то была церковь, и каменья на могилах есть, а до черемис от тех пустошей дикого лесу вёрст сто…» 

и просили разрешить построить в Ченебечихе церковь во имя Воздвижения. В 1655 году церковь была построена, а 1659 году эту Воздвиженскую церковь в Ченебечихе указом царя приписали к Макарьевскому, на Унже, монастырю. 

Характерно, что в этом документе Ченебечиха и Ивняжная названы пустошами, то есть местами, ранее заселёнными, но почему – либо запустевшими. Видимо, ещё в XVI веке здесь уже было первое поселение христиан, и подтверждением этому служит упоминание об оставшихся в Ивняжном могильных памятниках (камениях). 

Да и в челобитной крестьянина Нейской волости (сейчас она в Макарьевском районе Костромской обл.) Митюкова (тоже марийское имя от фин.-в.: фин. mytty «узел», «узелок», «комок»; мар. мытъы «небольшого роста», «хилый коротыш». Вар. Миташ, Митек, Митешка, Митиш, Мити, Митуш), поданной на имя царя в 1587 году об отдаче ему на оброк за рекой Унжей, говорится: 

«а запустел тот лес с сорок и с пятьдесят лет…, и кто тем лесом в старину владел, побили в старую войну черемисы, а иные померли в поветрие и тем лесом не владеет никто…».
Крестом, ружьем и самострелом.

Основание небольшого монастырька в Ченебечихе – пример типичной монастырской колонизации. Старцы–монахи в поисках уединения уходили в новые необжитые места, строили кельи, часовни. Позже к ним подселились другие монахи и крестьяне, основывая селения. Монастырская колонизация в то, и более раннее, время имела в первую очередь политическое значение, так как помогала Московии захватывать и осваивать новые земли, и правительство всячески поддерживало её.

В 1661 году Воздвиженской пустыни принадлежали уже д.д. Холки (позже Новоуспенское) и Хмелевицы. Но монахи Воздвиженской пустыни не обосновывались надолго в Ченебечихе. Они устремили свою экспансию ещё дальше на северо-восток по реке Какше в земли, заселённые марийцами, и встретили здесь сопротивление с их стороны.
В документах «Грамоты коллегии экономии по Галическому уезду», хранящихся в архиве Древних Актов в Москве, имеется дело № 35 за 1668 год – жалоба черемисов Санчюрского уезда царю на притеснение их монахами Макарьевского монастыря, которые в целях захвата их земель использовали не только мирное свое оружие – проповедческий крест, но и ружья, и самострелы. Они перевели сюда свой монастырь, основав Нововоздвиженскую пустынь, на месте которой позже было основано село Какша (сейчас оно в Кировской области). 

Церковь и этногенез.

Здесь стоит специально отметить, что монастыри и церковные погосты это основной оплот системной московской колонизации начиная с XIV века. Так было не только в описываемом Поветлужье, так было на Вятке, Посурье, Средней Волге в XVI-XIX веках, и, прежде всего в Верхневолжье в XIV-XV и Севере в XV-XVII веках.

Например, три основные группы туземных русских - поморы, заонежане и пудожане сформировались из чуди, вепсов и карел при участии новгородцев именно вокруг сети монастырей и погостов. Тоже касается и мери, земли которых были освоены Церковью наиболее планомерно. 

Тема насколько важная, настолько необъятная и никем еще толком не осмысленная. Все региональные славяноязычные популяции, из которых потом явились на свет великороссы, формировались из финно-угорских и балто-славянских туземцев вокруг монастырей. 

Рассматривая проблему великорусского этногенеза в XIV-XIX веках стоит говорить не об абстрактной «славянской колонизации», а о монастырской, это более корректно и исторически оправдано.

Легенды и предания о Ченебечихе.

Волшебное кольцо.

Недалеко от Ветлуги протекала река Саввина, в честь которой назван холм Саввина грива. Река Саввина получила своё название в честь разбойника Саввы. Он был главарём банды. Один барин приехал в те места и попросил собрать деньги старосту Савву. Деньги не были собраны в срок, и старосту наказали. Банда бежала в лес и обосновалась в местечке близ Ченебечихи. Савва потерял мать ещё в юном возрасте. Перед смертью мать отдала сыну кольцо, обладающее скрытой силой. Савва в свою очередь подарил кольцо своей жене.

Спустя некоторое время местные жители донесли на Савву и его банду царю, который со своей армией попытался их арестовать. Но царской армии арест не удался, разбойники пустились в бегство. Награбленное же было спрятано в Соловецком озере, недалеко от Ченебечихи. Поиски беглых продолжались. Из всей банды удалось схватить Савву и его жену. Выше упоминалось о волшебном кольце, благодаря которому Савве удалось исчезнуть от рук царя. С тех пор ни Савву, ни его жену никто не видел. Эти легенды покрыты мраком тайны, ключ разгадки к которым не найден и по сей день. В 1987 году Ченебечиху покинул последний житель. Деревня опустела, дома начали разваливаться, зарастать травой и мхом.

Лялины горы

Давно в старину в Ветлужских лесах гулял со своей шайкой разбойник, по другой версии один из атаманов Степана Разина, Ляля (также марийское имя от д.-ф.-у. : фин. lelli «баловень», «любимец»; эст. lüli «звено»; бот. «членик», «колено»; анат. «позвонок», «сустав»; коми ляльӧ, ляля дет. «рубашка»; коми-п. льӧль, удм. лёлё «молоко», «молочко»; мар. люлю дет. «глиняная свистулька» П каз. лӓлӓ «маленький» (о ребятах) (1678,1717,1748)). Он был храбр, красив, умел держать в руках шайку разбойников, все подчинялись ему беспрекословно. Разбойники грабили богатых купцов, помещиков, а бедных людей не трогали.

В Ченебечихе был монастырь, в котором было много золота. Ляля, который со своей шайкой жил в горах у самой реки Ветлуги, недалеко от Варнавина (теперь Лялины горы), часто подступал к монастырю, но тот хорошо охранялся, поэтому в него разбойники долго не могли ворваться. Ляля проложил от реки Ветлуги до монастыря прямую дорогу и, собрав всю шайку, напал на монастырь и взял его. Разбойники сбросили колокол с церкви в реку Большую Какшу, а монастырь разграбили.

Золото Ляля с разбойниками положил в бочку, опустил бочку в озеро, привязав ее цепями к пню. Многие искали этот клад, но никак не могли найти. Однажды трое кладоискателей ровно в полночь нашли эту цепь. Но как только один из них взялся руками за цепь, из воды вышел разбойник Ляля и громовым голосом закричал. Кладоискатели пустились бежать по лесу домой. Некоторые смельчаки потом несколько раз приходили на это место, но цепи уже не было. А монастырь в настоящее время не сохранился.

Старики помнят часовню, которая стояла на развалинах монастыря. С той далекой поры место над рекой Ветлугой называют Лялиными горами.

Легенды записаны от Н.И.Соболева в Ветлужском районе. Записал 20 июля 1966 года А.А.Сысоев. Напечатана легенда в сборнике «Нижегородские предания и легенды». Волго-вятское книжное издательство, г. Горький.1971 год (стр.195-196)

Фото: архив Владимира Соколова, Макарьевский сельсовет (Ветлужский район) ОК.

Андрей Мерянин.

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 532 | Добавил: merjanyn | Теги: христианизация, Ченебечиха, марийцы, Нижегородская область, меря, Заветлужье, Этногенез, Ветлуга | Рейтинг: 5.0/4
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси меряне суздаль владимир история марийцы мари Ветлуга Ростов Великий ростов новгород Русь экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик синий камень камень чашечник сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты финны городище Векса озеро Неро краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство плес Дьяковская культура Арья Альквист мещёра ингрия антропология россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Марий Эл будущее Унжа вятичи Залесье волга нея галич деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север Галич Мерьский иваново капище Ярославская область Языкознание скандинавы средневековье Европа магия Этногенез коми старообрядцы Костромская область христианство
Статистика
Яндекс.Метрика