Воскресенье, 02.10.2022, 13:54 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2022 » Сентябрь » 5 » Мерянский Mardas и фаллический идол из погоста Рудина Слободка.
22:57
Мерянский Mardas и фаллический идол из погоста Рудина Слободка.

Нашел в сети старую статью ярославского историка и исследовательницы традиционных сакральных локусов Верхневолжья Светланы Чернецовой про мышкинские «камни-грибы». В ней, в частности, рассказывается про самый знаменитый и некогда почитаемый камень из окрестностей Мышкина с погоста Рудина Слободка. Этот интереснейший камень «грибной», т.е. фаллической формы, прекрасно сохранился до наших дней и в настоящий момент украшает собой одну из экспозиций «Народного музея» в Мышкине.

Это тщательно выполненное каменное изваяние. По форме больше всего напоминает гриб, но может интерпретироваться и как фаллос. Порода – гранит.

Доподлинно известно, что когда-то он стоял в урочище на вершине кургана недалеко от храма во имя Тихвинской иконы Божией матери в Рудиной Слободке. Это место расположено на современном берегу Волги, предположительно на одной из песчаных дюн (ныне заросших молодыми соснами), примерно в 1 км. к северо-востоку от храмового погоста. Считалось, что камень излечивает от болезней нижней части тела (ноги, поясница, репродуктивная система). Есть определённые сведения, что «в определённые дни к нему приходили люди с дарами. Камень был вывезен в 90-х г.г. 20 в. от храма в Рудиной Слободке В. Гречухиным, директором «Народного музея» в Мышкине. Находился он у внешней юго-восточной стены алтарной части храма.

По сведениям, собранным В. Гречухиным и О. Карсаковым, к стенам храма камень был перемещён в конце 19 в.

Есть некоторые обрывочные данные, что местный священник в конце 19 - нач. 20 века безуспешно пытался бороться с сакральной (языческой) славой камня.

Летом 2011 г. во время осмотра бывшего места камня у стены храма, была опрошена жительница пос. Волга, уроженка с. Синицино 1956 г.р. Она рассказала, что знала этот камень у стены храма с глубокого детства. От неё же стало известно, что у местного населения (женщин) существовала традиция при посещении храма обходить церковь кругом по часовой стрелке с непременным атрибутом сидения на камне. Женщина подтвердила, что камень считался лечебным, его берегли. Традиция обхождения храма и сидения на камне шла, по всей видимости, ещё с 19 в. (с момента переноса камня), т.к. носителями традиции были очень старые женщины окрестных сёл, в том числе и её бабушка, которой к её 5-летнему возрасту было уже за 90 лет. Этот обряд сохранился и после закрытия храма в 1961 г. Скорее всего, что забываться эта традиция начала уже в 90-х г.г. после вывоза камня в Мышкин, но при осмотре места у храма было замечено, что место это вытоптано и регулярно посещается.

Вплоть до переноса камня в музей, его особо опекала семья Гусенковых. Некоторые члены этой фамилии ныне живут в пос. Волга, расположенном немного севернее Рудиной Слободки. Интересно, что в документах нач. 18 века, как межевой фигурирует некий камень «с гранью» - «Мардас», расположенный, как сейчас принято считать где-то в р-не современного железнодорожного моста через Волгу, рядом с одноименным поселком. Единственным ориентиром в качестве привязки может служить упомянутый там «Малынский ручей». По устоявшемуся в краеведческой литературе мнению, «Мардас» пропал в конце 19 века, примерно в то же время, когда со своего места священником был «изъят» наш камень-гриб. Как гипотеза высказывается мнение, что исчезновению «Мардаса» способствовала очистка русла реки Волги. Заметим, что между Рудиной Слободкой и пос. Волга меньше 7 км. Сам посёлок возник только в 20 веке в годы индустриализации. По мнению Светланы Чернецовой нельзя исключать, что легендарный «Мардас» и фаллический камень — один и тот же объект.

Меня заинтересовало явно неславянское название камня — «Мардас».

В одной из своих статей, касаясь семантики этого названия, Светлана писала, что на С-В России до сих пор бытуют представления о неком домовом Мардасе (или Мардусе) — нежити, нечисти, которая оставляет синяки на теле спящего человека. Поверия о Мардасе обычно связывались со знаком беды.

Более подробную информацию об этом я нашел у Ольги Теуш в её статье «Языковой образ мифологического пространства и его обитателей (на материале русской диалектной лексики)»:

Диалектоносители делают различные предположения о том, кто такой мáрдас. По одной из версий, это животное: «Мардас – невидима животинка, мардас выел – пятна на руках появляются, там и зубы заметно, мардас выел – редко рассасывается» (Арх.: Мез.). Дважды мардас отождествлен с щукой: «Мардас – это значит хорошее что-нибудь попадёт перед плохим: брат мой щуку вытянул и умер скоро», «Привидится что – это мардас какой-то будет: если щуку пощупат кто – к плохому» (Арх.: Мез.). Наиболее частотно представление о мáрдасе, мáртасе, как о домовом: «Мардас – наверно, домовеюшко», «Мартас меня во сне давил. Мартас овцам на ноги сено накрутит-накрутит, так смотреть страшно».

Само это северорусское слово явно происходит от лексемы mardus присутствующей во всех прибалтийско-финских и саамских языках и обозначающей "привидение, предвещающее несчастье или смерть", "дух преисподней", "добычу (рыбу или зверя), которая благодаря необычному или необыкновенному вылову предсказывает получателю смерть" и т.д.

Сама по себе это крайне интересная субстратная мифологическая история, учитывая множественные параллели, начиная от эстонцев и финнов, заканчивая саами и северными русскими (постчудью), но все же по ритуальной семантике не вяжущаяся с мышкинским камнем.

По моему мнению, этимологию этого названия стоит искать в волго-финских языках родственных мерянскому. В волго-финской ономастике есть целый ряд мужских марийских имен идентичных названию нашего камня:

Марда, Мардик (В (1722), Мардан (С-3 (1651), Л (1678). Раш.), Мардыш (Л (1748). ) - от. фин. mardas «существо муж. Пола» = др.-тюрк. märd «мужчина», «муж» = древн.перс. мӓрд. 1. «мужчина», «муж»; «человек», 2. «боевой», «воинственный человек»; «боец», «воин»; «храбрый», «смелый», «благородный» 3. «муж», «супруг». От этой лексемы также происходят большинство этнонимов (экзоэтнонимов) волжско-камских финнов: мери, мари, мордвы, удмуртов.

Смею предположить, что Мардас это мерянский антропоним, ставший именем собственным этого камня-гриба, подчеркивающий его фаллическое, «мужское начало». Семантически с ним прекрасно вяжется и особая ритуалистика женской репродуктивной магии.

Источники:

1 - В.И. Ерохин, Ю.В. Курдюков, С.Б. Чернецова «Новые данные о культовых камнях Ярославского Поволжья по материалам полевых экспедиций 2009-2011 гг.»
2 - О.А. Теуш «Языковой образ мифологического пространства и его обитателей (на материале русской диалектной лексики)»
3 - Черных С. Я. «Словарь марийских личных имен.»

Андрей Мерянин.

Просмотров: 141 | Добавил: merjanyn | Теги: Ярославская область, мерянский язык, сакральная география, священный камень, меря | Рейтинг: 5.0/1
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси меряне суздаль владимир история марийцы мари Ветлуга Ростов Великий ростов новгород Русь экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик синий камень камень чашечник сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты финны городище Векса краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство плес Дьяковская культура Арья Альквист мещёра ингрия антропология россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Марий Эл будущее Унжа вятичи Залесье волга нея галич деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север Галич Мерьский иваново буй капище Ярославская область Языкознание скандинавы средневековье Европа магия Этногенез коми старообрядцы Костромская область христианство
Статистика
Яндекс.Метрика