Среда, 21.02.2024, 12:05 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2023 » Май » 24 » К шордын огню керемети Сарской
18:19
К шордын огню керемети Сарской

Мерäн кундсе толама — Проход в мерянский край.
Этот текст начнёт серию свидетельств, серышмам, о моём вхождении в круг мери. В этом кругу я обращаюсь к разным силам-воймаклан, встречаемым на землях Мерäмаан. Учусь проводить обряды, где эти воймак, меря и другие люди могут знакомиться и общаться, меняться подарками, пожеланиями — да чем захотят-те. Про один из первых обрядов-тех можете тут почитать. Долгом своим чувствую заботу о маан шанаклан, жилах земли. Из них и растёт Усь Тун, кормимый Волгой-матерью, дочерьми её, ну и сёстрами.

А вы, те меря, что это будут читать — сами смогут обо мне посудить, да решить головой своей и всем мером — кто я такой, назвавшийся Меж Кутÿк, и могу ли такими вещами заниматься. Любой или любая может попробовать себя в том же ремесле, и пусть мер так же посудит об их мастерстве. Я ничем не выше и не ниже других, и буду рад тем, кто встанет на ту же колею и в тот же брод, пойдёт по арвуян толамасте. Скажу одно, встретя вас на ней — ёлусь! Ну тут ясно.

Очерки будут выходить в свет не в хронологическом порядке, но я всегда буду указывать даты или время месяца.

Встречи, что более других полны водышакын лилгашто, будут пересказаны с бóльшим изобилием мерянских слов. Это часть обязательств.

Начну с недавних новостей из столицы. День — витшангэн кодеш икамше, тенеш.

Сарэн тулеш йоляй — Сарский огонь живёт

С первой ещё поездки-маткомаста в моей тетрадке отмечено — «добраться до Сарского городища». И вот, на четвёртой поездке в шуммаас, в двадцатых числах витшангэн — я доезжаю автостопом до Ростова, схожу с электрички на Деболовской и иду вдоль рельс.

Бой бубна подхватывается оглушительно звонкими поездными сигналами — рёвом звуковых устройств с анкерных опор. Какое-то время играю с ними вместе, в такт. Сверяюсь с картой в телефоне. Перейдя Сару по железнодорожному мосту, оказываюсь у первых земляных валов, опоясывающих Саравар — Икшебол-первоград, кугыжвар.

Здороваюсь, представляюсь вслух, перехожу валы-те. Сосновая рощица принимает меня в свой талдым. Остреющее чувство, будто прохожу сквозь кольца действующих крепостных сооружений — меня окидывают взглядом, присматриваются. Моё появление будто событие для сокрытых жителей Сараварын.

Пройдя рощу, выхожу на пролесок, дальше — на конгыра, заливаемую предзакатным светом, изрешечённым ветвями. Из-за вала виднеется тот берег Сары, гляжу: три шордок, одна из лосих отряхивается от воды, вот только что покупамши в Саре.

Прошу разрешения о том, чтобы сделать фотографию этих зверей. Пока я взбираюсь на вал, чтобы рассмотреть их лучше, чувствую, что влажнеют глаза, сердце стучит быстрей — ну так! Оттого это, что моё становление в обрядовом деле проходит под лосиным знаком, шордон пале. Его изогнутое ребро было подарено мне Тимерын берегиней-юдор как один из первых арвуй-атрибутов. Его череп я отчего-то бережно зарисовывал в тетрадку, бымши в Музее природы Костромской области. Отношения мои с Шордо я бы сейчас назвал, как видится-то, ученическими.

Поэтому разожжённый мной на керемети в тот раз огонь я называю Лосиным, Шордын Тул.

На возвышении, на склоне карьера несколько берёз. Посреди — костровище. Прийдя на место, начинаю подготавливать его — собираю ветки для костра, два полешка втыкаю в землю так, чтобы «дверь» выходила на широкую поляну внизу, обступлённую берёзами. Прежде всего располагаю подношение — буханку чёрного хлеба.

Порог «двери» между полешками устилается берестой. Всё это делаю по наитию, желая приготовить кохтыш.

С позволения меняюсь ленточками с кереметью — срезаю часть тамошней узорчатой, повязываю свою. На ней оставляю подвески с утиными лапками. Присоединяясь к чулчуж-позвякиванию бубенца, уже висемшего на ветке, они оборачивают кереметь в гнёздышко-пезокш для анка-линдалан — Тюктолан, Первоутки.

Костёр подготовлен. Разжигаю его с сопутствующими мерекованьями — мин уж мерä, йолусь сарын туле, вё туле ёнь уж мерäн туле — и открываю дверь. Спиной к огню, лицом к поляне — начинаю разговор.

Cараварын шордон мерек
Ичеке мин мерама па шалама Сараварын водышаклан. Тагай ну водышак ёнь шилмашан Сарын кунд, па си вар ёнь паман кундола. Мерексна ёнь когуяк кугыжварын.

С теми когуями-то и общался я, со старшими, то есть. Когда поклон-шала им отвесил до земли, тогда они мне говорят, мол: чего ты так низко-то кланяешься, а ну вставай. Рассказал о своих похождениях по Мерямаа, о шинак, через которые проходил ради мерäн кундсе толама, па арвуян-лил добывать чтобы. О них же расскажу и вам в следующих очерках.

Закончив рассказ, слышу, как просят они сыграть меня на бубне на моём, на барабане. Ну и играю я, па мурам, для когуев-тех да иных собрамшихся на поляне-нурла, для мера Сарского.

Ёлусь Саран кундак, ёлусь то, ёлусь это... Такая была песня, желающая жизни всем и всякой — ну как у нас, у мери, и заведено. Это они, видать, полюбили бубен с тех пор ещё, когда на нём стучали им елташи на веска в девятнадцатом году, как мне Анди Мерян показал потом.

Па ичеке ный нимыта минь шаргашумбем.

Конечно, елташи мои, Саравар ёнь пеш-пеш мазай бол, Икшебол. Тагай инде курымыш бол, упрятанный в вар от чужаков. Мин тагай нäгдым: хитросплетённые пертак па кондак, перетекающие в хонкакш па коякш... Бол, простёртый в глубину Тöжатмаасна, потаённых её складок, закутков её голбцов сузёмных. Самый настоящий Китеж есть у нас — такое моё теперошное свидетельство.

Спустя недельку читаю на мерямаа-точка-ру материал о поверьях, по которым души предков заселяются в деревья и там живут — и как угро-финны, карелы своих хоронили под соснами или елями. Уложилось это в моё тогдашнее тудомас, наверное: иду по Сарской излучине, через рощицу, вроде и нет никого вокруг — а впечатление такое, будто сотни глаз глядят, что-то решают про тебя, совешшаются... Тагай тугамо пун мер.

Когда шёл уже от керемети к трассе, слышу, как что-то крупное ломится рядышком через чащобу. Не нашёлся сделать ничего другого, кроме как рыкнуть от горла — лом и утих. Может, тоже шордо был.

У Сары набрал витэм в свой ниман пайбаксе, попил, познакомился, значит.

Попрощался с Сарой-то, сказал что подумал надобным, ну и двинул дальше. И с вами пока прощаюсь. Знаете теперь про случай, когда Шордын Тул на Саре разожжён был. Ёлусь.

Меж Кутӱк. Апрель, 2023

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 654 | Добавил: merjanyn | Теги: Меряния, мерянская вера, меря, Merjamaa, Язычество, Сарское городище | Рейтинг: 5.0/1
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси меряне суздаль владимир история марийцы мари Ветлуга Ростов Великий ростов новгород Русь экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик синий камень камень чашечник сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты финны городище Векса озеро Неро краеведение православие священные камни этнография святой источник общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство плес ингрия антропология россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Марий Эл будущее Унжа вятичи Залесье волга поэзия нея галич деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север иваново буй капище Ярославская область Языкознание реконструкция скандинавы средневековье Европа магия Этногенез коми старообрядцы Костромская область христианство
Статистика
Яндекс.Метрика